fc891b90

Белых Григорий - Коржикина Затея



child_adv child_prose prose_classic Григорий Георгиевич Белых Коржикина затея «Шкидские рассказы» — это яркие зарисовки из жизни интерната для беспризорных, школы имени Ф. М. Достоевского.
ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-08-19 Kapti 70999C0B-8F66-40E5-8577-54684A090BC2 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Пантелеев Л., Белых Г. Шкидские рассказы; Белых Г. Дом веселых нищих ТЕРРА-Книжный клуб Москва 1999 Григорий Георгиевич Белых
Коржикина затея
Целый день ровно и неустанно идет дождь. Блестят отлакированные водой крыши, трубы, мостовая. Прохожие, уткнув носы в воротники, шлепают по воде прошлогодними калошами.

Уныло тащатся пролетки, дребезжат, кряхтят как старухи.
У ворот дома стоит кучка ребят. Их пятеро. Гавчик, Коржик, Арбуз, Цапля и Паровозик — маленький карапуз, прозванный так за свою привычку вечно сопеть и пыхтеть.
Ребята с тоской смотрят на грязную, мокрую улицу, словно затянутую серой пеленой дождя. Скучно. Паровозик сопит, сосредоточенно копается в носу.
— Вот и осень уже, — ворчит Гавчик.
— И лета не видели, — добавляет Коржик.
— И почему это дождик? — безучастно спрашивает Паровозик, продолжая свои раскопки. Цапля широко и долго зевает, потягивается.
— Скучно… А я вчера в театре был… Вот весело… вдруг сообщает он, потом добавляет: А сегодня некуда идти.
Ребята молчат. Стоят хмурые и злые. Дождь льет, пузырятся лужи, хлюпает вода в дырявых калошах прохожих. И вдруг Коржик весело кричит:
— Нашел!
— Ур-р-а! — подхватывает Арбуз. Он, правда, ничего еще не знает, ему просто хочется покричать.
Ребята настораживаются, и даже Паровозик на время оставляет в покое нос и выжидательно смотрит на Коржика.
— Мы устроим театр, — говорит Коржик и видит, как ребята, разочарованные, отворачиваются.
— Дурак! — говорит Гавчик.
— Нет, не дурак. Давай спорить, устроим! Гавчик спорить боится, фыркает, недоверчиво спрашивает.
— Где же это устроить?
— В столовой бывшей, вот где, — говорит Коржик.
— Помещение-то пустует. Попросим управдома, он разрешит, наверно.
— Дурак, конечно, — говорит Арбуз. — Ведь там же нет ничего.
— А надо сцену?
— Сделаем.
— Из чего?
— Ага! А я знаю, из чего! — Коржик торжествующе улыбается. — Из кирпича сделаем, вот из чего. Кирпичей много в разломанном доме.

Натаскаем и сложим.
Арбуз сдается, мечтательно закатывает глаза и говорит.
— А хорошо бы! Спектакль бы устроили! Ребята, каждый по-своему, обдумывают затею
Коржика и находят уже, что театр сделать не трудно.
— Только разрешит ли управдом? Тогда Паровозик важно говорит.
— А почему это не разрешит?
— Конечно, — поддерживает Коржик — айда к управдому!
Управдома нашли на лестнице. Он только что ругался с квартирной хозяйкой, выставившей ведро с мусором. Увидав ребят, управдом нахмурился. — Вы что тут?
Вперед выступил Коржик.
— Мы к вам, Семен Семеныч!
— Вижу… а дальше?
— Театр устроить хотим…
— Вы? Театр? — Управдом очень удивился.
Управдом протяжно свистнул, потом потрогал лоб Коржика и спросил.
— Ты здоров?
— Здоров, Семен Семеныч.
— И голова не болит?
— Нет.
— Ну и ну! Приходится верить. Где же театр будет, сцена, декорации, а?.. — спросил он, выказывая явное любопытство.
Тогда Коржик стал говорить о пустующем помещении, о ребятах, которые скучают. Когда же он сказал о сцене и кирпичах, управдом вдруг заинтересовался.
— Сцену из кирпичей будете делать? — спросил он. — Сами?
— Сами и сделаем.
— И кирпичи натаскаете?
— Натаскаем! — дружно ответили ребята. Семен Семеныч долго чесал затылок, так долго, что Паровозик не на шутку встревожился, приподня



Назад