fc891b90

Бельтюков Андрей - Обратный Отсчет



Андрей Олегович Бельтюков
ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ
ПРОЛОГ
Ночь
По мере того как будет усиливаться в нас любовь к истине и слабеть
любовь к победе, мы будем заботливее стараться узнать, почему наши
противники держаться наших понятий.
Герберт Спенсер. "Основные начала"
- Проезжай! - Он постучал прикладом по капоту. Водитель тут же включил
стартер, белый лимузин отъехал далее по шоссе. Там уже скопилось с дюжину
автомобилей перед светящимся в ночи шлагбаумом.
Закинув свой пистолет-пулемет за спину, волонтер двинулся навстречу
следующей машине. Остановился, слепящим лучом "искателя" пошарил в салоне.
Нечетко обозначились полные женские ноги и бедра, схваченные узкой черной
кожей, и чья-то мятая физиономия с пейсами и в глупой панаме.
Волонтер глянул в неподвижное лицо водителя с потухшей сигаретой во
рту, нахмурился, но ничего не сказал и отошел дальше, к веренице машин,
замерших в ожидании на черном ночном шоссе.
- Семь... одиннадцать... - Он отмечал каждый экипаж легким ударом по
кузову.
Волонтер отошел шагов на триста. Перед ним громоздился дизельный
трейлер. На пятиметровой высоте кабины виднелось темное лицо водителя с
яркими белками глаз.
- Груз? - спросил волонтер, задирая голову.
Негр в кабине засмеялся и включил габариты. Проступили контуры
топливной цистерны. Огромной, как субмарина.
Волонтер мельком осветил скаты бензовоза. Виднелись прогнувшиеся листы
рессор - громадная бочка была залита под завязку.
Сзади послышался раскатистый грохот, мглу пронзило острие одинокой
фары. Мимо трейлера вихрем пронесся семидесятисильный "эскорт". Он резко
затормозил и притерся где-то в начале вереницы машин.
- Торопится, - негр засмеялся.
Волонтер внимательно смотрел назад.
- На тот свет, -докончил водитель. -Самоликвидатор.
Волонтер уже шел обратно. Ему не нравились мотоциклы. Особенно сильные
мотоциклы. А "эскорт" - очень мощная машина.
Шлагбаум поднялся, послышался шум, урчание двигателей, и партия
автомобилей ринулась прочь от поста.
Бегом, придерживая шваркающий по ребрам "скорпион", волонтер вышел к
шлагбауму. Возле топтался напарник, в свете автомобильных фар ртутно
блестел правый бок его комбинезона.
- Много еще там?
- Хватает. Ступай-ка, в хвосте там бочка с керосином. За ней пусть
никто не пристраивается. Так до утра не закончим. Заворачивай всех обратно!
Он проследил за напарником и повернул к обочине.
Стена леса, отделяемая от шоссе мелким кюветом, начиналась в десяти
метрах. Мрак поглощал все, и циклопический механизм, скрытый неподалеку,
был совершенно неразличим.
К шлагбауму уже подъезжали машины. Новая партия. Волонтер отсчитал
одиннадцать. Еще раз наскоро обошел их, записал номера. Пассажиры сидели
спокойно, но лица у большинства были неестественны - либо нарочито веселы,
либо неприятно угрюмы. Как на обследовании у венеролога. Казалось бы, нет
оснований, а закрадывается в душу нечаянный испуг.
- Нет у нас выродков, командир. - Водитель открытого "голиафа" вытащил
пачку и протянул к волонтеру. -Угощайтесь.
Тот молча отстранил его руку, вернулся к шлагбауму. Щелкнул рычажком
рации и что-то тихо сказал в микрофон.
Дрогнула почва. Невидимый механизм ожил, бледные сполохи дважды
озарили кусты.
Он сразу ощутил, когда генераторы вышли на режим. Будто зачесались
кости; зуд поднялся по телу и неприятной щекоткой отозвался где-то в
затылке. Волонтера передернуло. Он посмотрел на машины. Щекотка... Это
чепуха - щекотка. А вот положительная реакция...
Первая минута истекала. Волонтер мот



Назад