fc891b90

Белозеров Андрей - Роскошь Нечеловеческого Общения



Андрей Белозеров
Роскошь нечеловеческого общения
Содержание
Пролог
Часть первая. Профессор
Часть вторая. Бизнесмен
Часть третья. Сторож
Несколько слов об авторе:
Андрей Белозеров родился в 1950 году в Ленинграде. По окончании медицинского
института работал на "скорой помощи". Ранен в Афганистане, где был военным
врачом. Находясь на излечении в госпитале, написал первую повесть "Осколок".
Это произведение нигде не было напечатано, однако в результате автору пришлось
покинуть Вооруженные силы и переквалифицироваться в журналисты. К медицинской
профессии А.Белозеров снова вернулся в Чечне, куда поехал по контракту. Снова
ранение, и опять смена профессии. Последние годы А.Белозеров работает
имиджмейкером. К его таланту часто прибегают видные петербургские политики,
что позволило бывшему военному врачу хорошо изучить "болезни" российского
политического общества.
Несколько слов о книге:
"Роскошь нечеловеческого общения" - его первый большой роман. В его основе -
подлинная история убийства политика федерального масштаба, произошедшего в
недавнем прошлом в России.
ПРОЛОГ
А нам навстречу - нараставший дым
Скоплялся, темный и подобный ночи,
И негде было скрыться перед ним.
Данте Алигьери,
"Божественная комедия", 15, 142
Анджей любил работать с русскими. Вообще, чем дольше он жил на Западе, тем
больше его тянуло к представителям этой нации.
Как-то по радио он услышал передачу, в которой американец, коренной житель
Нью-Йорка, с легкой обидой в голосе говорил о том, что русские с невероятной
скоростью внедряются в американскую жизнь - мол, они выходят на уровень
настоящего, полноценного среднего класса спустя какие-нибудь пять-шесть лет
после того, как въехали в эту благословенную страну без гроша в кармане, без
знания языка и без какой-либо профессии, в которой нуждалось бы это лучшее в
мире, самое демократическое и самое высокоразвитое общество.
Коренной нью-йоркер говорил и о том, с какой легкостью занимают русские
руководящие посты, как быстро внедряются в директораты компаний, как в
считанные годы достигают того, на что средний американец тратит существенную
часть жизни: учится в школе, затем в колледже, может быть, и в университете, а
эти - упс! - приехали с чемоданом барахла, поболтались полгода-год на
Брайтоне, глядишь - устроились на курсы, перебрались в более приличное место
Бруклина, поближе к Манхэттену, и через пять лет - упс! - у них уже свои
конторы, - упс! - свои клиники, - упс! - свои офисы на Манхэттене и домики в
Нью-Джерси с видом на Гудзон.
А тут еще бум программирования, сетовал этот средний американец. Ведь они
все, говорил он, раньше такси водили... Теперь же бывшие таксисты работают в
приличных компаниях ведущими специалистами...
Зависть была слышна в его голосе, зависть и недовольство.
Анджей усмехался. Он знал русских значительно лучше, чем этот тупоголовый
средний-американец-коренной-нью-йоркер, разоряющийся в студии местного радио.
Что он там говорил о таксистах? Анджей поморщился. Знал он этих таксистов.
Не всех, конечно, но многих. Знал и то, что как минимум половина из них - люди
с высшим образованием, а иные имеют и... - как это у них называется? -
кандидатские степени. "Таксисты" быстро смекнули, что их знания есть куда
приложить, и в одночасье окончили курсы, необходимые для движения вперед,
благо в Америке этих курсов - что небоскребов в даунтауне. Но главное,
конечно, - головы на плечах. Немудрено, что ученые ребята из России стали
высокооплачиваемыми спе



Назад