fc891b90

Белов Василий - Привычное Дело



В.И. БЕЛОВ
ПРИВЫЧНОЕ ДЕЛО
ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава первая
1. Прямым ходом
2. Сваты
3. Союз Земли и Воды
4. Горячая любовь
Глава вторая
1. Детки
2. Бабкины сказки
3. Утро Ивана Африкановича
4. Жена Катерина
Глава третья
На бревнах
Глава четвертая
1. И пришел сенокос
2. Фигуры
3. Что было дальше
4. Митька действует
5. На всю катушку
Глава пятая
1. Вольный казак
2. Последний прокос
3. Три часа сроку
Глава шестая
Рогулина жизнь
Глава седьмая
1. Ветрено. Так ветрено...
2. Привычное дело
3. Сорочины
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1. ПРЯМЫМ ХОДОМ
- Парме-ен? Это где у меня Парменко-то? А вот он, Парменко. Замерз?
Замерз, парень, замерз. Дурачок ты, Парменко. Молчит у меня Парменко. Вот,
ну-ко мы домой поедем. Хошь домой-то? Пармен ты, Пармен...
Иван Африканович еле развязал замерзшие вожжи.
- Ты вот стоял? Стоял. Ждал Ивана Африкановича?
Ждал, скажи. А Иван Африканович чего делал? А я, Пармеша, маленько
выпил, выпил, друг мой, ты уж меня не осуди. Да, не осуди, значит. А что,
разве русскому человеку и выпить нельзя? Нет, ты скажи, можно выпить
русскому человеку? Особенно ежели он сперва весь до кишков на ветру
промерз, после проголодался до самых костей? Ну, мы, значит, и выпили по
мерзавчику. Да. А Мишка мне говорит: "Чего уж, Иван Африканович, от одной
только в ноздре разъело. Давай,-говорит,-вторительную". Все мы,
Парменушко, под сельпом ходим, ты уж меня не ругай. Да, милой, не ругай. А
ведь с какого места все дело пошло? А пошло, Пармеша, с сегодняшнего утра,
когда мы с тобой посуду пустую сдавать повезли. Нагрузили да и повезли.
Мне продавщица грит: "Свези, Иван Африканович, посуду, а обратно товару
привезешь. Только,-грит,- накладнуюто не потеряй". А когда это Дрынов
накладную терял? Не терял Иван Африканович накладную. "Вон,- говорю,-
Пармен не даст мне соврать, не терял накладную". Свезли мы с тобой посуду?
Свезли! Сдали мы ее, курву? Сдали!
Сдали и весь товар в наличности получили! Так это почему нам с тобой
выпить нельзя? Можно нам выпить, ей-богу, можно. Ты, значит, у сельпа
стоишь, у высокого-то крылечка, а мы с Мишкой. Мишка. Этот Мишка всем
Мишкам Мишка. Я те говорю. Дело привычное. "Давай,- говорит,-Иван
Африканович, на спор, не я буду,- грит,- ежели с хлебом все вино из блюда
не выхлебаю".
Я говорю: "Какой ты, Мишка, шельма. Ты ведь,- говорю,-шельма! Ну кто вино
с хлебом ложкой хлебает?
Ведь это,- говорю,- не шти какие-либо, не суп с курой, чтобы его,
вино-то, ложкой, как тюрю, хлебать".- "А вот,- говорит,-давай на
спор".-"Давай!" Меня, Пармеша, этот секрет разобрал. "На что,-Мишка меня
спрашивает,-на что,- спрашивает,- на спор идешь?" Я и говорю, что ежели
выхлебаешь не торопясь, так ставлю еще одну белоглазую-то, а ежели
проиграешь, дак с тебя. Ну, взял он у сторожихи блюдо. Хлеба накрошил с
полблюда.
"Лей,- говорит.-Большое блюдо-то, малированное". Ну я и ухнул всю
бутылку белого в это блюдо. Начальство, какое тут изладилось, заготовители
эти и сам председатель сельпа Василей Трифонович глядят, затихли, значит.
И что бы ты, Парменушко, сказал, ежели этот пес, этот Мишка, всю эту
крошенину ложкой выхлебал? Хлебает да крякает, хлебает да. крякает.
Выхлебал, дьявол, да еще и ложку досуха облизал. Ну, правда, только хотел
он закурить, газетку у меня оторвал, рожу-то и повело у него; видно, его и
прижало тутотка. Выскочил из-за стола да на улицу.
Вышибло его, шельму, из избы-то. Крылечко-то у сельпа высокое, как он
рыгнет с крылечка-то! Ну да ты тут у крылечка и стоял, ты его ви



Назад