fc891b90

Белов Михаил Прокопьевич - Восьмая Тайна Моря



Белов Михаил Прокопьевич
ВОСЬМАЯ ТАЙНА МОРЯ
Научно-фантастический роман
Глава первая
ДЕЛО О КАЛАНАХ
Будильник звонил резко и требовательно. Андрей Суровягин
поднялся с постели и открыл окно. Туман низко стлался по
улицам, но небо было чистым и высоким.
Суровягин поставил чайник на плитку, сделал гимнастику,
принял холодный душ и начал медленно одеваться. Мысли приоб-
ретали обычную четкость.
Началась эта история три месяца назад. Суровягина вызвал
полковник Еремин. Он кивнул на кресло - садитесь, мол, - и
несколько раз прошелся по кабинету. Еремин был немного гру-
зен и сед. Сказывался возраст. Полковник был отцом трех
взрослых дочерей и дедом, восьми внуков. В прошлом сучанский
шахтер, он начал работать в органах госбезопасности в то не
очень далекое время, когда Андрея еще не было на свете.
Полковник сел за стол.
- Вы знаете что-нибудь о каланах? - спросил он вдруг.
Суровягин пожал плечами и чистосердечно признался:
- Нет, товарищ полковник.
- Я так и предполагал, - сказал Еремин. - Думаю, недели
будет достаточно, чтобы знать о них все. Поняли?
Суровягин поднялся:
- Есть все знать, товарищ полковник.
Широкое лицо Еремина нахмурилось:
- Штудируйте литературу. На работу можете пока не прихо-
дить. За помощью обратитесь к профессору Лобачеву.
Ровно через неделю полковник опять вызвал Суровягина.
- Расскажите, что вы успели узнать.
Андрей стал добросовестно рассказывать услышанное и про-
читанное. Еремин придирался ко всему.
"Чертов старик. - злился Суровягин, выслушивая очередное
замечание, - откуда он столько знает о каланах?"
Еремин, заложив руки за спину, ходил по кабинету.
- Вы мне не нравитесь, лейтенант. Неделя для чекиста дос-
таточный срок, чтобы назубок изучить даже каланов, их биоло-
гию, качество меха.
Суровягин стоял навытяжку:
- Я этих каланов знаю, товарищ полковник.
Еремин хмыкнул:
- Он знает... Нет, мало знаете. Боюсь, что ваши мысли
больше заняты профессорской дочкой, чем каланами. Не так ли?
Суровягин почувствовал, что краснеет. Откуда полковник
узнал, что он познакомился с дочерью профессора Лобачева
Панной? Впрочем, Еремин и Лобачев - большие и давние
друзья...
- Стоите и злитесь? Вот, мол, пристал, - продолжал пол-
ковник. - Ничего, лейтенант, приучайтесь к самой высокой
требовательности к себе. Иначе как же! - Он вдруг засмеялся:
- А что касается Панны... Хорошая девушка, только избаловал
ее Николай Николаевич.
Полковник подошел к сейфу и вытащил объемистый сверток,
крест-накрест перетянутый шпагатом.
- Посмотрите, - сказал он.
Суровягин развернул сверток. Шкуры калана... Мягкие, шел-
ковистые, густо-черные, с едва заметной серебристой седин-
кой.
- Идеальный мех. Высший сорт, - определил он.
- Правильно, высший сорт, - сказал полковник. - Самый до-
рогой мех в мире. Дороже соболя, чернобурки... Шкуры контра-
бандой пытался вывезти в Японию один наш турист. Нам с вами,
лейтенант, - перешел Еремин на официальный тон, - придется
заняться этим делом. Вот, познакомьтесь с материалами. Пуш-
нина - наша валюта, как говорят - мягкое золото, и мы не мо-
жем допустить, чтобы оно утекало за границу. А утечка, к со-
жалению, есть.
Полковник вручил Суровягину серую папку. В ней донесения,
рапорты, протоколы допросов.
Суровягин не раз перелистывал документы и в любое время
суток мог восстановить их по памяти.
Сообщение начальника таможни Ленинградского порта: "У
американского туриста г. Джона Маклоя обнаружены четыре
шкурки калана, зашитые под сиденьем авт



Назад