fc891b90

Белов Михаил Прокопьевич - Улыбка Мицара



Белов Михаил Прокопьевич
УЛЫБКА МИЦАРА
Научно-фантастический роман
Космонавту
Андриану Николаеву
посвящаю.
А в т o p
Глава Пеpвая
ИГНАТ ЛУНЬ ВЫБИРАЕТ ЗВЕЗДУ
Игнат Лунь включил автоуправление, приземлился на шоссе и
вышел из машины. Сугробы по обеим сторонам дороги достигали
почти двухметровой высоты. За ними ничего нельзя было разг-
лядеть. Виднелись только снежные стены, над которыми струи-
лось синее небо. Пахло хвоей и смолой. Лунь глубоко и с нас-
лаждением вдохнул морозный воздух и двинулся вперед по шос-
се.
В Институте космонавтики студенты добродушно посмеивались
над старыми профессорами, бывшими космонавтами, которые, как
дошколята, восторгались и снегом, и цветами, и прозрачной
водой ручейка... И только побывав в космосе, Лунь понял их
чувства. У того, кто долго бродил в космических просторах,
во сто крат сильнее и живее чувство красоты и величия Земли.
Он без конца будет любоваться красотой родной планеты и жад-
но дышать ее животворным воздухом...
Дорога круто пошла в гору. Лунь остановил машину, которая
медленно двигалась за ним, и открыл дверцу. Вдруг над его
головой неожиданно промелькнуло что-то и врезалось в сугроб.
Лыжник. Лунь поспешил к нему и помог подняться.
- Вы не ушиблись?
- Нет.
Лицо лыжника было в снегу. По голосу Лунь догадался, что
перед ним женщина.
- Так и шею можно сломать, - грубовато сказал он, стряхи-
вая снег с голубой куртки незнакомки.
- Не сломала же, - засмеялась она.
Рядом плавно опустился ярко-красный автоплан. Молодой че-
ловек выбрался из кабины и подошел к лыжнице.
- Вы проиграли пари, Мадия, - сказал он.
На Луня он не обращал внимания.
- Странное пари, - пробормотал Лунь.
Незнакомец обернулся к нему. Лунь увидел энергичное кра-
сивое лицо, черные глаза и холодную улыбку.
- Спасибо за помощь! - звонко крикнула девушка, открывая
дверцу автоплана.
Лунь сел в свою машину, резко набрал высоту. Взору откры-
лась широкая долина Амура. Золотистый туман скользнул над
голубыми торосами. Гребни сопок, покрытые снегами, темными
лесами, пересекались и тянулись вдаль.
За первой грядой сопок вставала вторая, третья... И все
они горели на солнце так весело, так ярко, что невозможно
было оторвать взор...
Автоплан подходил к Хабаровску. Дома из белого, голубого,
кремового пластика, легкие и воздушные. Кварцевые купола об-
серваторий Звездного Совета... Высоко в небе над городом
плыли слова из неоновых огней: "Чемпионат Планеты по хоккею
с мячом".
"Неужели опоздал?" - подумал Лунь и включил телеэкран. В
кабину ворвался ураганный гул людских голосов. Шла церемония
подъема флага. Капитаны команд под звуки торжественного мар-
ша освободили от строп огромный прозрачный шар с красно-бе-
лым флагом чемпионата. Он медленно поднялся в синее небо и
замер над стадионом. Свисток судьи - и матч начался. Сквозь
многоголосый шум комментатор сообщал составы команд. Лунь,
как ни вслушивался, ничего разобрать не мог. Он выключил те-
леэкран. Теперь уже близко, за памятником Гагарину, на
амурском льду - стоянка машин.
Пятидесятиметровая скульптура Гагарина, высеченная из
цельного бледно-голубого камня, стояла на пьедестале, сло-
женном из глыб черного диорита. Глыбы теснились в живописном
беспорядке, и оттого казалось, что Первый Космонавт поднима-
ется из глубин земли. Вся его фигура - порыв, вдохновение. В
вытянутой руке - голубой шар. Звезда. Она днем и ночью мер-
цает, маня людей в космические просторы. Памятник олицетво-
рял великое время, когда буйны



Назад