fc891b90

Белошников Сергей - Ловкач И Хиппоза



ЛОВКАЧ И ХИППОЗА
Сергей БЕЛОШНИКОВ
Анонс
...Ему не повезло. И в самом деле, зачем тертому во всех возможных переделках и прошедшему через ВСЕ возможные "горячие точки" бывшему спецназовцу, втянутому в не слишком-то чистый бизнес перегона иномарок, подбирать на дороге странную девчонку по кличке Хиппоза?

Только-то и хотел - не скучать в дороге. А теперь? А теперь он - в самом центре паутины криминальных интриг. Интриг, непонятным, немыслимым образом связанных как с его юной попутчицей, так и с его "работой".

Интриг, цель которых он должен отследить до конца... если, конечно, хочет выжить.
Фильм, поставленный по этой книге, прославился на всю страну и стал для миллионов зрителей ЭТАЛОНОМ современного российского детектива...
Глава 1. ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ.
По скошенному сентябрьскому полю меж мокрыми стогами сена тягостно тянулись рваные клочья рассветного тумана. По кромке поля выстроились рахитичные пригородные березки. Над ними шагали в муть неба циркули опор электропередач.

Бесшумно шелестел нудный мелкий дождь. Издалека прорезывался недовольный рев грузовика, похожий на урчанье некормленного неделю тиранозавра. Это был единственный звук в призрачной предутренней тишине.
В одном из стогов была вырыта нора. Из вороха сена торчала подошва кроссовки с налипшими комьями грязи. Чуть дальше проглядывала - словно остаток вчерашнего невеселого обеда каннибала, - посиневшая и скрюченная кисть руки.

Пальцы руки с траурной каемкой под ногтями были неподвижны. Вдруг они сонно зашевелились, поскребли острую коленку, обтянутую джинсовой тканью.
И вообще это утро было промозглое и холодное, как и положено в сентябре. Минуту назад Хиппоза проснулась в своей норе именно от ощущения этого, внезапно наступившего предзимнего холода.
Хиппоза покрутилась, подтянула колени к подбородку. Натянула поглубже бейсболку, сверху прикрылась капюшоном. На носу Хиппозы красовались непроницаемо-черные круглые очки, скрывавшие глаза.

А на очки из-под бейсболки падали сосульки недлинных темно-каштановых волос.
Хиппоза засунула окоченевшие пальцы в рукава американской куртки военного образца и попыталась снова провалиться в сладостное сонное забытье. Но ничего не получилось - сон пропал окончательно и бесповоротно. Хиппоза поежилась.

Слизнула кончиком розового кошачьего языка сладкую слюнку, дезертировавшую во время сна в уголок рта.
- И впрямь осень наступила... Это ведь блядство, не правда ли, мой бедный и сирый друг? - спросила сама себя Хиппоза и, шурша сухим сеном, выкатилась из норы.
Выпрямилась и с наслаждением потянулась, хрустя суставами. Потом стряхнула с одежды приставшие ломкие травинки.
На вид Хиппозе было лет двадцать. Разводы грязи, оставшиеся у нее на лице после походной ночевки, мешали определить возраст точнее. Хиппоза была длинная, худая и нескладная. Она почесала ногой другую ногу и стала похожа на птицу фламинго.

Если, конечно, птицы племени фламинго бывают защитно-джинсового цвета. Лицо у Хиппозы-фламинго в настоящий момент было обиженным и злым. Хиппоза с подвыванием зевнула и лязгнула зубами.
- Да. Блядство. И даже хуже, - с чувством повторила она и вытянула из норы видавший виды тощий грязно-белый рюкзак.
В эту минуту Хиппоза с радостью убила кого-нибудь. Но, к сожалению, поблизости не было ни души.
Оставляя на влажной от дождя траве темную дорожку, Хиппоза побрела по скошенному полю к насыпи, по которой проходила автомобильная колея. Сзади на куртке Хиппозы полукруглой белой полосой удобно пристроилась отчетливая надпись: "Love Air F



Назад