fc891b90

Беляев Александр - Земля Горит



АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
ЗЕМЛЯ ГОРИТ
I.
В Деловом дворе, в приемной председателя ВСНХ СССР, среди посетителей
появился пожилой человек с потертым годами и жизнью лицом и в потертом
пальто. Усевшись в углу, он сидел неподвижно, ожидая, когда начнется прием.
Дверь кабинета открылась, и оттуда выглянула секретарша. Она глазами
пересчитывала очередь людей с портфелями и бумагами в руках. Несколько
человек сорвались с места и подошли к ней. Но человек в потертом пальто
опередил всех.
- Скоро будет нарком?
- У него сегодня заседание в Совнаркоме. Часам к четырем должен быть. По
срочным делам принимает его заместитель.
- Мне нужен сам нарком, - внушительно сказал человек и уселся на стул с
видом: умру, но дождусь.
Наконец он вошел в кабинет.
- Я вас слушаю, - коротко сказал нарком.
И человек в потертом пальто заговорил. Его фамилия Михеев. Он
изобретатель. Его специальность - борьба с пустыней, со страшной пустыней,
надвигающейся на Советский Союз.
Он говорил страстно, путаясь в словах, сбиваясь с основной мысли. Огромные
количества солнечной энергии, за лето производящиеся и скопляющиеся на
песчаных и каменистых или только слабо подернутых растительностью грунтах,
не имеют никакого другого выхода, кроме Как на испепеление соседних, еще
живых и жилых земель. Земля горит.
Всякая местность, где дуют сухие ветры и мало атмосферных осадков,
превращается в пустыню.
Что видим мы в огромных пространствах Арало-Каспия? Мга, хмара, мхи-эти
"сухие слезы" и перегар - слюна сухих пустынь, с их губительным влиянием
на жизнь, на всю растительность, особенно культурную и луговую. Цветы, не
расцветши, отцветают, не давая плода или даже погибая в почках... Хлебные
колосья и всякие злаки оказываются пустыми и дают слабый умолот... Листья
на траве и на деревьях желтеют, опадая прежде времени.
В Поволжье, на Северном Кавказе, на Украине... в Саратове, Сталинграде...
И до Киева, Казань, Рязань... города и сами земли застилаются пыльными
бурями в сухие лета.
- У вас есть проект, как бороться с пустыней? - спросил нарком, терпеливо
слушавший его речь. И от вопроса Михеев как-то сразу успокоился.
- Я - инженер. И если бы у меня не было разработанного плана, я не стал бы
у вас отнимать время. Двенадцать лет я работал над этой идеей. Собрал
огромный материал. У меня все вычислено, взвешено, выверено от самого
общего до самой малейшей детали.
- В чем же заключается ваш проект?
- Каптаж Волги. Барраж у Камышина.
В каптаже устанавливается такой уровень нового образования реки, когда, с
одной стороны, самотеком ее воды покрывают огромные пространства
заволжских степей и пустынь, оживляя их, с потушением в них "пожара
земли". С другой стороны, в самой реке подымается уровень на высоту, не
нарушающую основных интересов прибрежных городов и населения.
- Ваши материалы будут изучены. О результатах доложат мне, - сказал
нарком, как бы заканчивая беседу. - Вам нужно повидаться с одним из членов
коллегии НКРКИ СССР, ознакомить его с материалом, сообщить о трудностях,
которые вы встретили на своем... Алло... Да, я...
Если бы сейчас появился изобретатель телефона Белл, Михеев убил бы его,
такой ненавидел в эту минуту "невежливое изобретение", мешающее деловым
разговорам.
А из приемной уже выглядывал нетерпеливый инженер в очках и с портфелем, а
секретарша уже принесла груду бумаг для подписи, а нарком уже протягивал
Михееву руку...
II.
Пустыня... Она прожгла ужасом сердце еще в детстве, когда Михееву было не
больше двенадцати лет



Назад