fc891b90

Беляев Александр - Вечный Хлеб



АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
ВЕЧНЫЙ ХЛЕБ
1. ДЕРЕВЕНСКИЕ НОВОСТИ
Небольшой рыбацкий баркас медленно подплывал к острову Фэр, входящему в группу Фридландских северных островов Немецкого моря. Стоял осенний вечер. Крепкий северный ветер обдавал рыбаков брызгами ледяной воды.

Лов был неудачный, и лица рыбаков, посиневшие от холода, хмурились.
— Зима в этом году будет ранняя, — сказал старый рыбак, попыхивая короткой носогрейкой.
— Да, похоже на то, — отозвался молодой и, помолчав, прибавил:
— У Карла опять сеть украли, новую!
Все оживились. Рыбаки начали обсуждать, кто бы мог заниматься у них кражами.
— Мое мнение такое, что это дело рук Ганса, — решительно заявил молодой рыбак.
— Ганса? Ну, уж ты придумаешь! — послышались удивленные голоса. Ганс был полубольной, тощий, как скелет, высокий старик, одиноко живший в старом, заброшенном здании маяка.
— Ганс? Да он еле ноги таскает! Какие же у тебя доказательства?
— А такие, — заявил молодой рыбак, — что Ганс толстеет. Это была правда. За последние недели лицо Ганса значительно округлилось, и эта загадочная полнота уже служила предметом деревенских разговоров.
— Говорят, Ганс нашел на берегу клад, выброшенный морем. От такого подарка немудрено пополнеть, — задумчиво сказал старый рыбак.
— Ганс занимается контрабандой.
— А я говорю вам, — не унимался молодой рыбак, — что Ганс крадет у нас сети и рыбу, продает их и жиреет. Вы заметили, поздно вечером он кудато частенько отлучается. Какие такие у него дела?

Все это очень подозрительно.
С молодым рыбаком спорили, но видно было, что его рассказ на многих произвел впечатление. И когда баркас подошел к берегу у старого маяка, один из рыбаков предложил:
— А что, если бы нам зайти к Гансу, посмотреть, как он живет? Обогреемся, а кстати и его пощупаем.
— Вот это дело! — оживился молодой рыбак и начал быстро выгружать рыбу и прибирать снасти.
В небольшом оконце маяка светился огонек. Старик Ганс еще не спал. Он радушно встретил гостей и предложил погреться у полуразвалившегося камина.
— Ну как лов? — спросил он, потирая жилистые руки с крючковатыми пальцами.
— Плохо, — ответил молодой рыбак. Он был зол на неудачный лов и непогоду, и ему хотелось сорвать на комнибудь злость. — А ты все полнеешь, Ганс, с чего бы?
Старик жалко улыбнулся и развел руками.
— Ты тоже полнеешь, Людвиг, — ответил он.
— Не обо мне речь. Когда человек своими сетями рыбу ловит да продает, в этом нет ничего удивительного, что полнеешь. А ты вот скажи нам секрет, как, не работая, пополнеть, тогда и мы, может, будем у теплого камина греться, вместо того, чтобы в море ревматизмы наживать.
Ганс был явно смущен. Он ежился, потирал руки, пожимал плечами. Все заметили смущение старика, и это заставило поверить в его виновность даже тех, кто сомневался.
— Надо бы произвести у него обыск, — тихо сказал рыжий Фриц, наклоняясь к уху другого рыбака, — я это тонко устрою. — И, обратившись к Гансу, он сказал:
— Как ты не боишься жить в этакой развалине? Дунет хороший нордост, и тебя раздавит в лепешку.
— Стены толстые, какнибудь доживу, — ответил Ганс.
— А если раздавит? — не унимался Фриц. — Тебето, старику, может быть, это и безразлично, а с нас спросят. Зачем не приняли мер безопасности. Еще под суд отдадут.

Надо осмотреть твое жилище.
— Что ж его осматривать? — растерянно проговорил Ганс. Он уже не сомневался, что посетители в чемто его подозревают и пришли неспроста. — Приходите завтра, когда будет светло, и осмотрите, если желаете.
— Зачем завтра? Мы и сегодня можем ос



Назад